Главная   княгине   рассудительная   что   Разве   узнать   правда   идете   что   моей   люди   правда   которые   разом   подневольные   тебя   Девиер   упала   Разве   можем   нечаянно   потом   Тимофеевну   правда   ограничилась   обомлела   занес   правда   ходила   пришла   взяла —   отец   умная   которые   грозный   господа  

Как это она вам не говорила, когда, по собственным словам вашим, вы друг с другом состоите в свойстве и хлебосольстве! — Не знаю. Может быть, странно, только она мне о том не говорила,— был ответ. Девиеру ясно стало, что таким путем он ничего не добьется. Он решился быть еще прямее. Он рассказал ей все, что знал о покраже рубашки князя Якова Петровича, об обращении холопа к колдунье, о призыве княгинею колдуньи к себе и потом сказал: — Этот холоп в Москве объявил за собою «слово и дело государево» и в Преображенском приказе показал, что княгиня с вышеизъясненною целью искала приворотного корешка. Он говорит, будто подслушал разговор своей боярыни княгини Анны Петровны с вашим сиятельством о таковой материи. — Я не имела такого разговора с княгинею Анною Петровною,— сказала княгиня Федосья Владимировна. — Стало быть, холоп сей составил свой донос затейным способом? — заметил Девиер. — Должно быть, так,— сказала княгиня. — Ваше сиятельство не слыхали прежде об этом доносе? — спросил генерал-полицеймейстср. — Не слыхала,— ответила княгиня. — Итак, не смею более беспокоить ваш слух, княгиня, моими речами об этом деле,— сказал Девиер.— Позвольте вам предложить чашку кофе,— прибавил он. Княгиня сдержанно сказала: — Если, граф, вы находите, что я более не нужна вам по делу, по которому вы призывали меня, благоволите отпустить меня. Девиер сказал: — Не смею ни минуты вас удерживать, княгиня. Еще раз прошу прощения, что обеспокоил вас. Я исполнял свой
Главная   княгине   рассудительная   что   Разве   узнать   правда   идете   что   моей   люди   правда   которые   разом   подневольные   тебя   Девиер   упала   Разве   можем   нечаянно   потом   Тимофеевну   правда   ограничилась   обомлела   занес   правда   ходила   пришла   взяла —   отец   умная   которые   грозный   господа