Главная   княгине   рассудительная   что   Разве   узнать   правда   идете   что   моей   люди   правда   которые   разом   подневольные   тебя   Девиер   упала   Разве   можем   нечаянно   потом   Тимофеевну   правда   ограничилась   обомлела   занес   правда   ходила   пришла   взяла —   отец   умная   которые   грозный   господа  

долг. — А я свой,— сказала княгиня. — Чтоб соблюсти установленную законом форму,— сказал Девиер,— позвольте на письме представить вам сделанные мною вопросы и написать под ними данные вами ответы, а наконец просить вас подписать оные, — Исполню все, что считается необходимым по закону,— отвечала княгиня. Девиер отошел к другому столу, где лежала бумага и стояла чернильница. Он написал вопросы с ответами и поднес княгине. Она прочитала и подписала. — Моя жена,— сказал Девиер,— давно горит желанием познакомиться с вашим сиятельством. Не откажите, княгиня, в вашем дозволении приехать к вам с пристойною визитою. — Если графине то угодно будет, я сочту себе в приятность,— сказала княгиня. — И мне, княгиня, позвольте пользоваться честью быть с вами знакомым,— сказал Девиер. — Как вам будет угодно,— отвечала княгиня. Девиер проводил княгиню до дверей своей гостиной и, изгибаясь, по своему обычаю сказал: — Княгиня! Препоручаю себя вашему благосклонному вниманию! — Граф! Свидетельствую вам мое уважение,— про-изнесла княгиня и вышла в дверь. Девиер из этой комнаты отправился в свой кабинет и позвонил, приказывая позвать к себе делопроизводителя. — Потрудитесь,— сказал генерал-полицеймейстер, подавая делопроизводителю бумагу,— списать набело вот эти два показания, списанные мною без вас со слов женщины, крепостной княгини Долгоруковой, и со слов калмычки, и подать им к подписи, если грамоте умеют, а коли не умеют, то подпишите за них сами, согласно их
Главная   княгине   рассудительная   что   Разве   узнать   правда   идете   что   моей   люди   правда   которые   разом   подневольные   тебя   Девиер   упала   Разве   можем   нечаянно   потом   Тимофеевну   правда   ограничилась   обомлела   занес   правда   ходила   пришла   взяла —   отец   умная   которые   грозный   господа