Главная   княгине   рассудительная   что   Разве   узнать   правда   идете   что   моей   люди   правда   которые   разом   подневольные   тебя   Девиер   упала   Разве   можем   нечаянно   потом   Тимофеевну   правда   ограничилась   обомлела   занес   правда   ходила   пришла   взяла —   отец   умная   которые   грозный   господа  

Петра Великого да императрицы, там не было никаких украшений и мебели. В такой комнате сидели Андрей Иванович Ушаков и граф Антон Мануйлович Девиер. Теперь у них разговор шел о деле княгини Долгоруковой. — Знаешь что, Антон Мануйлович,— говорил Ушаков,— я просмотрел это долгоруковское дело, что ты прислал ко мне. С твоим мнением я согласен. Скажу тебе еще более. Я полагаю, оно важнее, чем тебе кажется. Тут, тут неспроста. Конечно, баба эта дурища, и только всего, да мне кажется, через нее мало-помалу можно зацепиться за такие ниточки, что поведут к чему-нибудь дорогому. Впрочем, быть может, к ошибаюсь, НО как хорошенько потянуть, так и откроется, что оно: стоит ли оно чего или так себе— плевок! Я вот что задумал: попробую начать подкоп вести с дурака сына княгини, Якова: он еще глупее своей матери. Я послал позвать его. Ты мне пособишь, Антон Мануйлович. — Чем, говори? — сказал Девиер. — А не больше, как только тем, что посидишь тут со мною, как я заведу дружеские речи с этим дураком,— сказал Ушаков,— Я по твоим следам иду, Антон Мануйлович. Ты обещал его матери содействовать перед государынею, чтоб она получила от ней милость и уплату долга её сына, а я задумал подобное с сынком ее. — Как же это? — спросил Девиер. — Сам увидишь, брат,— сказал Ушаков.— Ты сиди только да слушай. Среди таких разговоров доложили Андрею Ивановичу, что доставлен по его приказанию сын княгини Долгоруковой. Вошел князь Яков Петрович, бледный, трепещущий; он оглядывался вокруг
Главная   княгине   рассудительная   что   Разве   узнать   правда   идете   что   моей   люди   правда   которые   разом   подневольные   тебя   Девиер   упала   Разве   можем   нечаянно   потом   Тимофеевну   правда   ограничилась   обомлела   занес   правда   ходила   пришла   взяла —   отец   умная   которые   грозный   господа