Главная   княгине   рассудительная   что   Разве   узнать   правда   идете   что   моей   люди   правда   которые   разом   подневольные   тебя   Девиер   упала   Разве   можем   нечаянно   потом   Тимофеевну   правда   ограничилась   обомлела   занес   правда   ходила   пришла   взяла —   отец   умная   которые   грозный   господа  

меня чисто русская душа: сам царь-покойник то мне говаривал не раз. — Про то спорить я не стану,— сказал Ушаков.— А все-таки не ты мне подал мысль позвать к себе князя Якова Петровича, а я сам. Князь Яков Петрович! Будем, дружище, служить вместе. Я вот как тебя от души полюбил. Сам не знаю за что. Верно, оттого, что слыхал про тебя, что ты больно умный человек. Говори, согласен ли служить у пас в Тайной канцелярии. — Я готов служить се величеству государыне, где ей будет угодно приказать,— отвечал князь Яков. — Так и следует истинно русскому человеку,— сказал Андрей Иванович.— Ну что, Антон Мануйлович, не умный разве ответ? Я ж говорю, что это такой молодец: что ни слово скажет, словно рублем подарит. Умен, умен наш князь! При этом Андрей Иванович, сидя против князя Якова, взял его за обе руки, а князь осклабился и представлял из себя преглупую фигуру. —- Я уверен, что из тебя, мой дорогой княжище, что-то необыкновенное выйдет,— продолжал Ушаков.— Я прочу тебя на свое место. Ты, брат, заменишь меня. С твоим необыкновенным умом дойти до того недолго. Сам поведу тебя к государыне и представлю. Ты ей очень понравишься своим умом. А дело скоро уразумеешь, на то я надеюсь. — При ваших наставлениях...— говорил князь Яков. Он хотел еще что-то проговорить, да язык не повертывался, а мозг не шевелился, потому что был отуманен выпитою водкою. — А вот наш общий друг Антон Мануйлович,— начал Ушаков,— старается пред государыней об деле вашей почтенной маменьки. Да
Главная   княгине   рассудительная   что   Разве   узнать   правда   идете   что   моей   люди   правда   которые   разом   подневольные   тебя   Девиер   упала   Разве   можем   нечаянно   потом   Тимофеевну   правда   ограничилась   обомлела   занес   правда   ходила   пришла   взяла —   отец   умная   которые   грозный   господа