Главная   княгине   рассудительная   что   Разве   узнать   правда   идете   что   моей   люди   правда   которые   разом   подневольные   тебя   Девиер   упала   Разве   можем   нечаянно   потом   Тимофеевну   правда   ограничилась   обомлела   занес   правда   ходила   пришла   взяла —   отец   умная   которые   грозный   господа  

Ушаков. — Мне принесла их эта женщина от княгини Анны Петровны Долгоруковой, от их княжеской милости.— Она при этих словах указала па княгиню, сидевшую в креслах.— Я женщина хворая, старая, бедная, работать уже нет силушки, только и живу, что милостями господ. Я думала, что княгиня, дай бог ей доброго здоровья, по моей бедности изволила прислать этих десять золотых на прокормление. — Врешь! — говорил Ушаков.— Врешь! Тебе эти золотые принесены были за корешок, что ты прежде обещала княгине. Ты деньги взяла, а корешка не дала и не принесла сама. Так было, Мавра? — промолвил Ушаков, обратившись к Мавре Тимофеевне. — Точно так,— отвечала Мавра Тимофеевна. Калмычка сказала: — Женщина, что приходила ко мне от княгини и принесла десять червонцев, точно говорила, как бы достать приворотный корешок, неведомо,— для княгини или для кого другого; только я корешка ей не дала оттого, что их сиятельство граф Девиер еще прежде мне суровый запрет положили, чтоб этими делами ие заниматься. Извольте спросить эту самую женщину: дала ли я ей корешок, которого она у меня спросила? — А зачем ты не донесла об этом по начальству? — спросил Ушаков.— Ты знала, на какой конец требуется от тебя корешок? Ты знала об умысле княгини Долгоруковой приворожить государыню? Зачем тотчас не донесла? — Я не знала о таком умысле,— сказала калмычка. — Ты врешь, подлая баба! — сказал Ушаков.— Первый раз ты соврала: сказала, что женщина за корешком к тебе не приходила, а как свели тебя с нею да
Главная   княгине   рассудительная   что   Разве   узнать   правда   идете   что   моей   люди   правда   которые   разом   подневольные   тебя   Девиер   упала   Разве   можем   нечаянно   потом   Тимофеевну   правда   ограничилась   обомлела   занес   правда   ходила   пришла   взяла —   отец   умная   которые   грозный   господа